Лысуха и охота на неё (Автор: Я. Русанов)

28.09.2009 21:39

Я. Русанов

Лысуха и охота на неё

 

Хотя внешность лысухи типична для всех представителей семейства пастушковых (султанская курица, камышница, коростель, пастушок, погоныш), все же эта птица всегда казалась мне довольно нелепым созданием. По образу жизни - сугубо водоплавающая птица, по облику - больше всего напоминает курицу; издалека, если плавает, почти неотличима от нырковых уток, в полете же - вылитый тетерев. Лысуха - птица довольно крупная (вес до 1 кг), оперение у нее сплошь тускло-аспидно-черного цвета, на лобной части головы нечто вроде гребешка - плоская кожистая бляха белого цвета; большие зеленовато-серые лапы далеко отставлены назад, их длинные, когтистые пальцы с боков оснащены плавательными лопастями. Распространена лысуха у нас широко и практически встречается везде, кроме северных районов страны. Держится преимущественно на пресноводных, обширных водоемах, изобилующих зарослями тростника, камыша и рогоза. В северных частях своего ареала это перелетная птица, на юге она оседла. Охота на лысух допустима только осенью, так как весной они разбиваются не пары, а самец наравне с самкой принимает участие в постройке гнезда, высиживании кладки и воспитании выводка; следовательно, для нормального воспроизводства оба родителя одинаково необходимы.

Образ жизни лысух, или, как их еще называют, кашкалдаков, вне периодов размножения и линьки (во время которой птицы теряют способность к полету) неизменен. Перелинявшие взрослые особи и подросший молодняк собираются в группы, а иногда в громадные стаи и четко придерживаются определенного распорядка. Проведя ночь в самых непролазных зарослях надводной растительности, где они, видимо, устраиваются на заломах стеблей или плавающих кучах водного хлама (я лично не только никогда не замечал лысух, отдыхающих на сухом месте, но даже не видел их следов на прибрежных отмелях), птицы при первых отблесках зари покидают свои притоны и отправляются в дневное странствование по чистым плесам. Если никто их не тревожит, они до вечера плавают и ныряют среди куртин тростника или ежеголовника, а то и на просторах совершенно открытой воды. Только перед закатом стаи направляются к местам ночевки и с наступлением темноты скрываются в спасительных крепях. Любопытно, что многочисленное скопление кашкалдаков тут распадается на отдельные группы, каждая из которых отправляется в свое излюбленное убежище.

Мне всегда казалось, что лысухи на день собираются в стаи на относительно чистых плесах для того, чтобы успешно отражать нападение пернатых хищников. Стоит появиться крылатому врагу, как разрозненно плавающие птицы стремительно сбиваются в кучу и, подняв клювы, готовятся к отражению нападения. В бинокль хорошо видно, как в этой сплошной массе плотно прижавшихся друг к другу птиц в момент, когда болотный лунь или ястреб бросается за добычей, лысухи вдруг переворачиваются на спину, выставляя навстречу врагу свои когтистые лапы. Знакомство с последними ничего хорошего не сулит, так как даже подорлик тут отступает и предпочитает оставить кашкалдаков в покое. Я много раз наблюдал, как подорлик, болотный лунь и особенно ястреб-тетеревятник хватали одиночных лысух, но ни разу не "идея, чтобы они поживились из готовой к обороне стаи.

"Регламент" жизни лысух коренным образом может нарушить только постоянное преследование их человеком. Там, где на них много охотятся, да еще с применением лодок, птицы обычно избегают удаляться далеко от густых зарослей. Лишь только приметят охотника, тут же я них скрываются либо вплавь, либо полуполетом, работая и крыльями, и лапами. Вообще летать лысухи по-видимому, не любят, поднимаются с воды тяжело и после длинного разбега, хотя потом летят довольно бойко. К перемещениям по воздуху они прибегают лишь для спешного преодоления относительно больших расстояний.

Места дневного скопления лысух часто совпадают с местами гусиных дневок, и для человека, ожидающего подлета гусей, кашкалдаки - сущее наказание. Порывисто, как-то уныло похныкивая, снуют они вокруг вашего укрытия, непрерывно отвлекая на себя внимание. Они любопытны и, заподозрив ваше присутствие, не только не спешат укрыться подальше, а, наоборот, прилагают все усилия для того, чтобы внести в дело полную ясность, и назойливо лезут чуть ли не в лодку. Одни осторожно подплывают и пытаются рассмотреть что-либо сквозь стенки засидки, другие пробуют подобраться еще ближе или, цепляясь лапами за стебли тростника, карабкаются вверх, чтобы заглянуть через стенку укрытия. При малейшем вашем движении птицы с хлопаньем и плеском разбегаются, но минут через десять все начинается сначала.

Стреляют кашкалдаков чаще всего попутно, по дороге к местам более серьезной охоты, или когда они подплывают к засидке охотника, привлеченные видом высаженных утиных чучел. Однако на них существуют и специальные способы охоты. Если отбросить как противозаконную (и тем не менее постоянно практикующуюся) охоту "гоном", при которой за лысухами гоняются на быстроходных моторках и катерах, то посягательства на кашкалдачьи жизни могут проводиться либо с подъезда, либо подкарауливанием.

В первом случае охоту предпочтительнее проводить там, где на избранных птицами чистых плесах имеются или отдельные куртины тростника, рогозов и камышей, или участки не очень густых ежеголовников, ситников и осок. Лучше, если охотников двое, и они попеременно то гонят лодку, то выполняют функции стрелка. Заметив издали плавающих лысух, следует объехать их так, чтобы закрыться от них каким-нибудь кустом, и уже из-за него начинать подъезд. Если соблюдать относительную тишину, громко не разговаривать, не плескать, не стучать веслами или шестом, подобраться к лысухам удается обычно почти всегда. Там, где от птиц не за чем укрыться, но на воде имеются участки трав, действовать нужно по-иному. Лодку следует направить таким образом, чтобы, не переполошив птиц прямым приближением, не заставив их пуститься в бегство, тем не менее их потревожить, направить в сторону зарослей и вынудить туда заплыть. Дело в том, что на чистой воде лысухи редко дают возможность приблизиться к ним на расстояние верного выстрела, а вот укрывшись среди даже относительно редких стеблей, они в большинстве случаев подпускают близко. Как только цель достигнута, лысухи скрылись среди трав, можно направляться прямо к месту их укрытия и стрелять по выбегающим из зарослей птицам. Такова охота с подъезда. Она активна, может проводиться весь день и быть достаточно добычливой, конечно, там, где лысух много.

Тем из нас, кто по возрасту, состоянию здоровья или склонностям не может или не испытывает желания час за часом грести, проталкивать лодку через всевозможные преграды и подбираться к замеченной добыче, больше импонирует подкарауливание кашкалдаков. Здесь приходится потрудиться только при, поисках мест, где птицы либо постоянно держатся днем, либо совершают свои перемещения из крепей на чистины и обратно. Отыскав такое местечко, остается устроиться в каком-либо укрытии и посиживать, ожидая, что пошлет вам охотничье счастье. Счастье же это будет тем щедрее, чем лучше мы постигли особенности поведения лысух в районе предполагаемой охоты. Подкарауливание на жировках или на маршрутах следования к ним таит в себе совершенно разные возможности. В первом случае нас ждет сравнительно редкая стрельба, проводить которую можно будет однако с восхода и до заката солнца. Вокруг мы все время будем видеть кормящихся лысух. Время от времени некоторые из них будут оказываться в зоне досягаемости. После наших выстрелов и ближние (оставшиеся в живых), и дальние птицы будут разбегаться. Через 20-30 мин они снова покажутся, потом какие-то опять подплывут - и так весь день.

Если же мы устроились на маршруте следования, все будет по-другому. Чуть только забрезжат первые отблески рассвета, одиночные птицы и целые группы кашкалдаков начнут проплывать мимо нас в сторону открытых плесов. Иногда не успеешь перезарядить ружье, как уже можно стрелять снова. Только вот длится все это веселое времяпрепровождение недолго. Поднимется солнце, и птицы перестанут появляться: все они проследовали к местам жировки и до вечера тут уже не покажутся, если только там, на чистой воде, их оставят в покое. Если же нет, то может начаться, на мой взгляд, самая интересная охота на лысух. Дело в том, что когда их начинают упорно преследовать на чистой воде, когда ревущие моторки то и дело устремляются к стаям жирующих птиц, те в конце концов решают вернуться в безопасные крепи. Возвращаются они всегда тем же путем, откуда приплыли утром. Только перемещаются они уже не по воде, а по воздуху, и появляется возможность для стрельбы по лысухам влет, что, конечно, много интереснее.

Лысуха - птица некрепкая на рану. Будучи заранена, хотя и пробует отныряться, но в этом искусстве далеко уступает даже речным уткам. Дострелять подстрела на чистой воде не составляет труда. В куртинах же водной растительности это гораздо труднее: прятаться лысуха большая мастерица.

Мясо лысухи вкусно, и многие даже предпочитают его утиному, а вот щипать эту птицу - занятие малоприятное. Ее мягкие, какие-то пухлявые перья выдергиваются с трудом и чаще всего вместе с участками кожи. Поэтому большинство охотников лысух не ощипывают, а просто обдирают. Гастрономические качества полученной продукции от этого, конечно, ухудшаются.

В районах массового обитания кашкалдаков эти птицы для меня всегда бывали своеобразным резервом. Если не везло с гусями или не клеилась охота на уток, то перед отъездом обычно удавалось пострелять по лысухам и хотя бы этим компенсировать предшествующие неудачи. Таким образом, правило примечать места, в которых держатся или по которым проходят пути перемещения этих птиц, нередко оказывается весьма полезным.

 

Я. Русанов, биолог-охотовед

"Охота и охотничье хозяйство № 07 - 1990 г."

Rambler's Top100 ©2008-2017 Чучалка.ру            Технология «Сайт-Менеджер»